Вы читаете
Travely-family — о жизни на яхте и встрече с Федором Конюховым

Travely-family — о жизни на яхте и встрече с Федором Конюховым

Travel-family интервью

Travely-family — это название сайта российской семьи, которая уже много лет живет и путешествует на парусной яхте. Их четверо: Андрей — капитан, его жена Марина, она же — старший помощник, и две дочки — Настя и Лада — матросы. Это настоящая команда кругосветной экспедиции.

Однажды они оставили жизнь на суше и переехали жить на яхту. На сегодня у них за плечами не одна тысяча миль под парусом, днем и ночью, в разную погоду. Недавно они встречали Федора Конюхова на мысе Горн. Туда он пришел из морского перехода на весельной лодке.

Вы круглый год живете на яхте или иногда возвращаетесь домой?

Домой на полтора месяца в последний раз летали в марте-апреле 2017 года. Все время живем на яхте.

Сколько вам было лет, когда вы решили переехать жить на яхту? Чего больше всего опасались?

Взрослым было лет 38, вроде. Детям – 2,5 и 12.

Опасались неизвестности больше всего, наверное. Я штормов боялась, понятно. И за детей: а вдруг что случится, что делать? – Обычные мамские страхи.

Как вообще решились на такое, с детьми на яхте в кругосветку… Как готовились?

Надо исполнять мечты, иначе зачем все это?

Идти в кругосветное плавание можно, наверное, и без детей. Оставить их на бабушек-тёть. И вырастут дети без тебя, и всегда будешь дико скучать и считать себя эгоистом, бросившим своих чад. Кругосветка на яхте с детьми – оптимальный способ совершить кругосветное путешествие и сохранить семью.

Для нас это был единственный способ связать мечту, глобальные цели и семью.

Готовились загодя. Лет за 5 начали перестраивать бизнес так, чтобы был удаленный доход, привыкли на несколько месяцев забирать ребенка из школы и учить самостоятельно. Выбирали сразу прочную и надежную яхту, классом выше, чем те, что сдаются в чартеры. Нужна была лодка для жизни и путешествия всей семьей. Дооснащали ее солнечными панелями, ветрогенератором, позже, уже в Панаме, купили опреснитель, чтобы в Тихом океане, где расстояния огромны, а с сервисом не очень, не зависеть от источника пресной воды.

Морально и физически готовились двумя зимними сезонами в Средиземном море. Привыкали жить в штормах, промозглой погоде, без близких. Притирались друг к другу.

Было неинтересно просто ходить по морю от порта к порту, нужна была большая цель, миссия – для чего ты делаешь это?

Замкнуть круг вокруг Земного шара – амбициозная задача сама по себе, с детьми в нашей стране этого не сделал еще никто. Кроме того, путешественники, которые делают что-то в первый раз, несут в мир новое, расширяют границы и демонстрируют людям, что возможности человека больше, чем мы привыкли. Что все по плечу, если очень захотеть.

Вдохновить людей на исполнение их мечты – одна из наших задач. Пусть у многих вырастут крылья. Мир слишком прекрасен и многогранен, чтобы смотреть на него только через монитор.

Travel-family, интервью, переход во льдах

Когда я прочитал запись «Куда приводят мечты», яхтенная жизнь представилась мне страшным мучением. Это было самое начало вашего путешествия? Что сейчас изменилось? Вы привыкли к одиночеству, к качке, к постоянному крену?

Уже привыкли.

Переворачивать свою жизнь с ног на голову – всегда мучительно. Весь привычный быт рушится, близкие остаются в тысячах километров, любимый дворик и родные запахи-звуки там же. Плюс социальная защищенность.

Уйдя в море, ты привыкаешь к постоянной ответственности за себя и детей, к тому, что есть места, где тебе никто не поможет просто потому, что на тысячи миль вокруг нет ни души. Возможность выхода в интернет хотя бы через спутниковую почту несколько облегчает одиночество.

Морская болезнь через три дня в море проходит, крен и качка воспринимаются как неизбежное зло, плата за то, что ты оказываешься в таких местах, куда бы в жизни не добрался, если бы не жил на яхте. Остров Пасхи, например, острова Океании, мыс Горн… — из-за стоимости билетов слетать сюда могут единицы.

Когда вас несколько суток подряд мучила морская болезнь, не хотелось прекратить это путешествие и вернуться на берег?

Хотелось порой.

В каждом из нас живет слабак и герой. И в трудной ситуации слабак всегда зовет тебя в любимое кресло в гостиной. А герой говорит: — И что? Это все, на что ты способен? Вопрос в том, кто в тебе победит. В нас чаще побеждает герой, видимо :).

Сейчас не укачивает? За какой период прошла морская болезнь?

Опыт не панацея от укачивания.

За 3 дня на берегу мозжечок забывает, что тебя перед этим месяц качало, так что каждый раз все по новой. Морская болезнь в зависимости от кондиции моря – это первые 3-4 дня. Потом вестибулярный аппарат понимает, во что он ввязался, и перенастраивается.

Еще, говорят, по психосоматике морская болезнь – это очень глубокий страх смерти. Не в явном виде, — вот ты вошел на палубу и испугался, что тут и умрешь. Но когда ты боишься морской пучины, бездны за тонкой переборкой, укачивает сильнее и мучительнее. Это похоже на правду.

Travel-family интервью

Как у вас происходят ночные переходы? Кто управляет судном?

Ночью несем вахты.

Сначала Настя до полуночи, потом часов до 4-х утра капитан, потом я. Рулить постоянно не требуется, круглосуточно на штурвале наш пятый член экипажа – ветровой автопилот «Железный Феликс». Он держит курс яхты относительно ветра, при смене ветра или направления нужно перенастроить ветропилот и паруса. Навигационная программа на айпаде постоянно перед глазами.

Если мы далеко от берега, и вокруг нет ни судов, ни земли, погода спокойная, вахту можно нести вполглаза – вахтенный заводит будильник на каждые 20 минут и обозревает окрестности и обстановку. АИС (автоматическая информ. система) сигнализирует о появлении судна, чартплоттер — о достижении точки на курсе.

Были какие-то экстремальные ситуации?

Бывали шторма. Пару-тройку раз их пережидали в дрейфе, остальные – на якорных стоянках.

Пару раз были трудные высадки на берег через прибой, переворачивались в шлюпке.

По пути по 37-й параллели через рифы-призраки Тихого океана, прямо недалеко от известного по Жюлю Верну острова Мария-Тереза пришла аномальная волна. Мы все были внутри яхты, яхту положило на воду, едва не замочило парусов. Все, что 5 лет считалось надежно закрепленным, полетело на пол. Через задраенный люк хлынула вода. Мы после этого люк залили герметиком, теперь открываем только ножом. К счастью, на палубе никого не было. Окажись кто-то там без жилета и непристегнутым, могла бы случиться беда.

На Маркизских островах мы с капитаном отравились токсичной рыбой и почти месяц тяжело болели. Дети справлялись сами.

Недавно вы встретили Федора Конюхова на мысе Горн из его перехода на весельной лодке. Вы выходили на яхте в море ему навстречу или ждали где-то на берегу? Как это было? Как вы нашлись с флотилией, которая его встречала?

Мы выходили навстречу весельной лодке Федора Конюхова в пролив Дрейка.

В составе флотилии были 3 яхты – 75-футовый металлический «Australis», «Sarah W. Vorverk» и наша «Lady Mary». Изначально планировали действовать по погоде – мы выходить в пролив Дрейка в шторм не хотели, думали дождаться остальных у входа в пролив Бигль. Капитан Сары тоже придерживался консервативной тактики. В случае шторма к «Акросу» должен был идти только «Аустралис» – флагман флотилии.

Мы вышли из аргентинского порта Ушуайя, зашли в Чили (Пуэрто-Вильямс) оформить вход. Мыс Горн – это территория Чили.

Все яхты имеют разную скорость, и на следующий день мы оказались вне прямой видимости друг от друга. Надвигался 12-ти балльный шторм, нужно было принимать решение, как и где брать на буксир лодку «Акрос». Крепким северным ветром ее уносило в середину пролива Дрейка, и если не успеть до шторма, то буксировка была под угрозой срыва – крепления не выдержат нагрузки буксируемой лодки.

Взять на буксир будет почти невозможно, а выбраться без потерь из середины Дрейка против штормового ветра нереально. Поэтому «Аустралис» изменил планы на ходу и ушел южнее островов Диего-Рамирес. Капитан второй яхты решил встать у ложного мыса Горн, а мы подошли максимально возможно к мысу Горн и переночевали в 15 милях от него.

Флагману было не до спутниковой связи, поэтому мы отслеживали обстановку с помощью наших друзей из России – нам ежечасно слали координаты «Сары» и «Аустралиса», благодаря чему мы сделали правильные выводы о маневрах и планах.

9 мая мы встретились с «Сарой» у мыса Горн – раз уж не идем пятидесятью милями юго-западнее, где происходила эвакуация и буксировка, то хоть мыс Горн еще раз обойдем. На «Саре» решили так же. И дальше мы через координаты, пересылаемые нашим друзьями из России по спутниковой связи, продолжали наблюдать за маневрами «Аустралиса», который уже взял лодку Федора на буксир, а его самого пересадил к себе.

Ночью был шторм с порывами ветра до 60 узлов. Его переждали на якоре вместе с «Сарой», «Аустралис» ушел ближе к входу в Бигль и тоже встал на якорь в защищенной бухте. Воссоединились уже в Пуэрто-Вильямс, где и встретились впервые с Федором.

С Федором Конюховым после его экспедиции

Мыс Горн и «Ревущие сороковые» известны своими штормами даже людям, далеким от моря. Вы пошли туда на яхте с женой и двумя детьми.

Пошли. У нас уже не просто «с женой и двумя детьми», у нас слаженная испытанная команда. С устойчивой психикой и большим морским опытом.

Мыс Горн – это же не просто точка на стыке двух океанов, подходы к нему начинаются за тысячу миль. К моменту подхода к мысу Горн у нас уже появился опыт «ревущих сороковых» и «неистовых пятидесятых» широт. Мы шли к Горну 6000 морских миль из центра Тихого океана. Сначала по теплым широтам, потом 800 миль прошли по 37-й параллели (8 дней пути), дальше начались сороковые широты на полмесяца, затем вошли в 50-е, и по ним еще полмесяца.

Прогноз погоды получали 2 раза в сутки. Избирали консервативную тактику – уклонялись от штормов, то отходили севернее, пропуская систему югом, то забирали на юг, чтобы циклон прошел мимо нас. Поэтому шторм был всего раз, мы пролежали его в дрейфе. Система прошла через нас, и мы продолжили путь. А Горн проходили с ветром 35-45 узлов. Это 8-9 баллов. В общем-то шторм, но в проливе Дрейка это считается нормальной погодой.

С вами живут и путешествуют двое ваших детей. В школу они не ходят. Как вы решили вопрос с их обучением? В каком они сейчас классе?

Настя должна перейти в 11-й, Лада – во второй. Учатся дома.

До января прошлого года Настя была прикреплена к Домашней школе проекта «Интернетурок.ру», но потом интернет у нас почти кончился. Параллельно у них там в системе с данными случился сбой, и наш матрос ушла в свободное плавание. Делает упор на гуманитарные дисциплины и на то, что ей пригодится в будущем. Хочет связать свою жизнь с работой на экспедиционных яхтах.

С младшей проще – занимаемся по российским учебникам, а с недавнего времени прикрепили ее к Русской Географической школе. Ей разработали индивидуальную программу и дали личного учителя.

Travel-family, дети на яхте
Старшая дочь Настя и младшая — Лада

Мама выступает в роли организатора и педагога или ребенок сам более осознанно относится к обучению, в отличие от обычных детей, которые ходят в школу?

Самое сложное – организовать себя на уроки.

В потоке детей это сделать проще. Когда все идут в школу, тебе тоже легко туда идти. У нас, в основном, мама выступает в роли организатора и учителя, да. Хотя иногда бывают и у детей моменты, когда ты с удивлением обнаруживаешь их занимающимися с раннего утра.

Какие плюсы такого образа жизни для детей? Я имею ввиду на яхте.

Дети растут в семье, родители проводят с ними много времени. Дети познают мир, могут потрогать его руками.

Читайте также
Григорий Кубатьян на мотоцикле

Для них слова: острова и континенты, Южная Америка, Африка и даже Антарктида – не пустой звук, не точка на карте и даже не красивая картинка. Они знают, где это, как это пахнет, выглядит и звучит, на каком расстоянии находится, что там за звери и люди, какой у них язык… Этот опыт ничем не заменить.

Travel-family интервью

На вашем сайте я читал, что у вашей дочки была бронхиальная астма и она сама с ней справилась. Как ей это удалось?

Бронхиальная астма была самым мощным стимулом для того, чтобы мы изменили свою жизнь.

Стали искать немедикаментозные способы. Нашли метод Волевой Ликвидации Глубокого Дыхания Бутейко, сходили на курсы. Стали заниматься, учились дышать вполсилы, справляться с приступами; тренировки дыхательные по 2-3 раза в день. Это требовало действительно больших волевых усилий.

Параллельно переехали из большого города в Горный Алтай. Стали выезжать на зиму к теплому морю, там она чувствовала себя хорошо, но заниматься дыханием продолжала. Потом в море ушли.

Сейчас астмы нет, хотя врачи не говорят о полном исцелении, говорят о ремиссии, но мы к врачам не ходим.

Думаю, если бы мы тогда, в больнице, смирились, как тысячи других родителей, с диагнозом-приговором и необходимостью постоянно принимать лекарства, ничего бы не было – ни кругосветки, ни здорового ребенка.

Вы постоянно переезжаете из страны в страну. Как решаете вопрос с визами? Или может есть какой-то универсальный документ для моряков, который позволяет заходить в любую страну?

Мы выбираем страны, в которые не нужна виза. Их на поверку очень много.

За все годы путешествия заранее делали только Шенген и визу во Французскую Полинезию. Все остальное получается на месте, причем, очень просто – капитан идет со всеми документами и нашими паспортами к капитану порта, в иммиграционную службу и таможню, и через несколько часов приходит с готовыми документами. Даже в некоторые европейские страны – на Мальту, Канарские острова и даже Великобританию морем можно зайти и выйти вообще без визы. Морское законодательство позволяет.

На яхту накопить относительно несложно. Другой вопрос постоянно на ней жить. Как вы зарабатываете на жизнь?

У нас три источника доходов – несколько помещений в Новосибирске, сдаваемые в аренду; наш собственный дом в Горном Алтае (Горный Алтай: «Пряничный Домик»), который работает в режиме мини-отеля; и статьи на портал «Моя Планета» и журнал «Yacht-Russia». Сейчас понемногу начали зарабатывать нашим блогом travely-family.com и ютуб-каналом.

Travel-family, интервью, удаленная работа на яхте

Бывает ли, что бюджет уже на грани и срочно нужно где-то найти денег?

К счастью, такого не было.

Какую сумму вы приблизительно тратите на свое проживание в месяц?

Около полутора тысяч долларов на всех.

Сколько языков вы знаете?

На английском говорим все, Андрей на базовом уровне владеет испанским, мы с Ладой учим его. Настя учит французский.

Вы встречались с пиратами?

Нет.

Мы стараемся избегать пиратоопасных районов. Не остаемся там, где чувствуется хоть малейшая угроза от людей.

Такое было всего раз – на маленьком островке южнее Ямайки. Мы встали на якорь, чтобы передохнуть от сильной качки (на хвосте урагана Ирма шли из Мексики в Колумбию). Но островок оказался обитаемым рыбаками-вахтовиками. Мощные лодки, потрепанный вид, дикие, хоть и дружелюбные десятки глаз. Спрашивали ром и сигареты, улыбаясь беззубыми ртами, цокали при появлении на палубе Насти (ей было 15).

На острове не было ни детей, ни женщин, и когда ребята перестали вокруг нас кружить, мы подняли якорь и ушли в ночь.

Travel-family интервью, Лада-пират

Есть ли какое-то место в мире, где вам хотелось бы осесть и жить на суше?

Нет.

Место, куда мы хотим и будем возвращаться из наших длительных путешествий, — это наш дом в Горном Алтае.

Назовите одну или несколько книг или фильмов, которые вас вдохновляют.

Если речь идет именно о вдохновении, — книга, без которой бы не было парусов и кругосветки – «Дети капитана Гранта», Жюля Верна. Тур Хейердал «Кон-Тики», «Робинзон Крузо». Шеклтон «Лидерство во льдах» вдохновил на поход в Антарктиду.

Настю вдохновляют «Два капитана», «Повесть о настоящем человеке» и «Как закалялась сталь». Любимая ее книга — «Трое из навигацкой школы» Нины Соротокиной с тремя продолжениями, и фильм по ней «Гардемарины, вперед!»

Ладу вдохновляет «Гарри Поттер». К 8 годам прочитано уже 5 книг из семи.

Если бы вы могли отправиться в любое государство из тех, что когда-либо существовали или существуют на этой планете, куда бы вы поехали?

Настя и я – в доколумбову Северную Америку, а Андрей — в Австралию до колонизаторов. Лада – в Швецию, чтобы побывать в Стокгольме и музее Астрид Линдгрен.

Посмотреть комментарии (0)

Оставьте ответ

Ваш email будет скрыт.

В начало