Венеция Иосифа Бродского

Венеция — уникальный город: она привлекает к себе людей с самыми разными интересами и увлечениями. Любители пляжного отдыха, знатоки истории и искатели тайн, ценители изобразительного искусства и архитектуры, пилигримы, стремящиеся в святые места, простые гуляки — все найдут здесь удовлетворение. Экскурсионные программы пестрят разнообразием маршрутов. Кто-то предпочитает осваивать венецианские пространства самостоятельно, отыскивая в узких улочках то, к чему его влекло сердце.

Для многих туристов Венеция — город торговой и военной славы, город тумана и «высокой воды», город карнавала, город Казановы.

Для русского же интеллигента Венеция — город Иосифа Бродского, в первую очередь.

О местах Иосифа Бродского нам рассказывает

Олег Теплоухов
Олег Теплоухов
Автор

Вступление

Город на водах Адриатики восхищал и вдохновлял многих поэтов и писателей. Среди русских литераторов о Венеции писали и Пушкин, ни разу, кстати, здесь не бывавший, и Ахматова, и Блок, и Гумилёв, и Пастернак. Многие писали, пытаясь её понять, осознать, описать, сформулировать. И, пожалуй, лишь Бродскому, написавшему о Венеции больше, чем кто-либо другой из деятелей русской словесности, удалось приблизиться к решению этой чудовищно сложной поэтической задачи.

Иосиф Бродский

Иосиф Бродский в 1988 году

17 лет подряд он приезжал сюда и впитывал атмосферу зимнего морского города, дыша туманом и впечатлениями, очищая душу и сердце от мощного урбанистического налёта, создавая новые шедевры, уезжая и снова стремясь сюда. Он обошёл всю Венецию. Он вобрал в себя её всю и, аккумулировав мысль ритмами качания волны в каналах, составил описания, которые не оставят равнодушным тонко чувствующего читателя.

Диптих «Венецианские строфы» погружает читателя в загадочную венецианскую атмосферу, как ребёнка в крещенскую купель. «Лагуна» не менее эмоционально, но более целенаправленно ведёт его по местам города, довольно часто очень конкретным. Эссе «Набережная Неисцелимых» заражает Венецией неизлечимо, поскольку проводит непонятным и запутанным маршрутом, где только по намёку узнаются улицы или набережные, а маршрут бежит всё дальше, за поворотом следует поворот, потом пересадка на гондолу, день вдруг сменяется ночью, туман мглой и мраком, где вдруг слабым огоньком разгорается свет из закрывающегося на ночь кафе на площади.

Предлагаю пройтись по этим местам. Пройтись так, как хожу по ним я.

Карта мест Иосифа Бродского

Начало маршрута

На самом деле, определённо сказать, откуда надо начинать путь по Венеции Иосифа Бродского, невозможно. Любимых мест у него в городе было достаточно. Точнее, сам по себе город был для него любимым местом. Но, обращаясь к его «Набережной неисцелимых» как к своего рода указателю, давайте начнём с вокзала. Сойдём со ступеней Санта-Лючии (напоминаю, так называется железнодорожный вокзал), сядем на вапоретто, идущее по Канале Гранде. Вертя головой из стороны в сторону, взирая на старые палаццо, доедем до остановки «Accademia». Там и выйдем.

Первым местом обитания Бродского в первый его приезд в Венецию был Пансион «Аккадемиа». Он есть и сегодня.

Отыскать его, в принципе, не стоит особого труда, но это легко для знающего человека. Не пугайтесь, скоро знающими станете и вы. Нужно встать спиной к остановке и посмотреть чуть-чуть правее Галереи Академии. Там будет мостик во дворы. Перейдите по мостику и пройдя во двор, вы окажетесь на улице Calle Contarini Corfu'. Извиваясь, она выведет вас к небольшому каналу Rio della Toletta. Из полумрака улицы вы попадёте на светлую набережную канала, поверните налево — снова будет мостик. Перейдите через мостик, и поверните направо. Идите прямо вплоть до металлической решётчатой двери, над которой чёрные буквы на белом фоне сложатся в слова Pensione Accademia. На карте сверху этот маршрут показан.

Вход в Пансион Академия

Вход в Пансион Академия

Сегодня этот небольшой, на 25 номеров, отель предлагает своим гостям свои услуги по 170-200 евро за номер. Расположен он удобно: с видом на Канале Гранде, в соседстве с различными достопримечательностями — Ка' Реццонико, Галерея Академии, Мост Академии, Санта-Мария делла Салюте рядом. До остановки вапоретто буквально 4-5 минут ходьбы.

Страница Пансиона на booking.com 

Сайт Пансиона: www.pensioneaccademia.it.

Основные места

Конечно, основными эти места я называю исключительно по собственной инициативе. Но их, в отличие от пансиона «Аккадемиа», можно посетить, там можно побыть, подумать, и никто с вас ничего не спросит.

Первым таким «бродским» местом на нашем пути должна быть та самая Набережная неисцелимых. Сейчас её, по сути, нет.

Иосиф Бродский, можно сказать, восстановил её. Когда-то, веков около пяти назад, со стороны канала Джудекка на одноимённый остров смотрели здания больниц, где доживали свои дни неизлечимо больные чумой и прочей заразой люди. Их выносили на набережную подышать напоследок воздухом и попрощаться с этим миром. Набережную эту так и назвали — Набережной неизлечимых. Правда, Иосифу Александровичу пришло в голову чуть-чуть поэтически исправить положение и применить синоним второго слова.

Так набережная, с его лёгкой руки, стала Набережной неисцелимых. До момента написания этого эссе о существовании такого названия помнили только пыльные архивы. В зданиях больниц нынче располагается Академия изящных искусств.

Мемориальная_доска_в_честь_И._Бродского_в_Венеции

Мемориальная доска в честь И. Бродского в Венеции

Когда эссе, написанное по заказу «Консорциума Новая Венеция», вышло из печати, городское управление почесало в затылке, порылось в архивах и решило память о набережной, пусть частично, восстановить. Поэтому, если вы обойдёте здание Галереи Академии слева, пройдёте прямо до Набережной Дзаттере и повернёте налево, то через два мостика по левую руку увидите кирпичную стенку, на которой висит мраморная доска с абрисом Бродского, справа от которого на итальянском и русском языках написано, что «Иосиф Бродский, великий русский поэт, лауреат Нобелевской премии, воспел «Набережную неисцелимых». А типичное для Венеции обозначение адреса — чёрные буквы на фоне белого прямоугольника — сообщат вам, что вы находитесь у Моста к неисцелимым — Ponte agli Incurabili

Предлог “аgli” обозначает в итальянском языке направление к чему-то, во что-то. Перейдя мост, вы окажетесь у длинного здания Академии изящных искусств, которое было некогда больничными корпусами. И набережная носит уже совсем другое название. А тот небольшой её кусочек, что остался у нас за спиной... Сегодня это, в общем-то, маленький отрезок восстановленной памяти. Что уже само по себе благо.

Правды ради добавлю, что мало кто в Венеции знает суть этого места и его историю. Из русских гостей города, пожалуй, только знатоки творчества Нобелевского лауреата.

Кафе

Дальше путь наш пролегает именно по этой набережной, вплоть до здания Доганы (Таможни), острым мысом врезающимся в воды лагуны и образующим начало Канале Гранде. Набережная эта неширока. От силы полтора-два метра. Но я уверен, Иосиф Бродский хаживал здесь часто. Причина проста — вода. «Водичку» он обожал и боготворил.

«В самом деле, когда Дух Божий носился над водой, она должна была его отражать», — писал он в «Набережной неисцелимых».

Воду поэт считал прообразом Времени. Обойдя мыс Доганы, свернув на набережные Канале Гранде, пройдя переулками до Моста Академии, перейдите его, свернув с Кампо Сан-Стефано в переулки, которые приведут вас на Пьяццу Сан-Марко, где уже почти три века стоит самое старое в Италии кафе «Флориан».

Чтобы быть в курсе новостей, присоединяйтесь к нашей группе:

Панорама кафе Флориан

Панорама кафе Флориан

Иосиф Александрович был здесь частым гостем. Имя его внесено в список знаменитых гостей «Флориана»: здесь бывали Хемингуэй, Байрон, Казанова, Гёте, Руссо, Диккенс. Присядьте и вы. Только не за столик, который стоит в общем ряду на площади, а у колонны, на скамейку, обтянутую кожей. Тогда вы чуточку возвыситесь над площадью и одновременно как бы отделитесь от всего окружающего. Именно на этих скамьях сиживал великий поэт.

Помните, однако, что «Флориан» знаменит не только солидным возрастом и богатой историей, но и славой одного из самых дорогих кафе. Воспользуйтесь, прежде, чем засесть во «Флориане», этой ссылкой: caffeflorian.com, — тут как раз открыто на меню. Но чашку кофе в «бродском» месте не откажите себе удовольствия выпить. Помните ещё, когда летом в кафе играет оркестр, этот факт также отобразится в вашем счёте.

Тут же, на Пьяцце Сан-Марко, лучше всего появиться поздним вечером, когда основные толпы туристов уже ушли, кафе закрываются. Площадь освещена только светом фонарей и подсветкой стен Музея Коррер. И Часовая башня, и высотка Кампаниле верхними кромками утопают во тьме наступающей ночи. И вся площадь становится местом перемещения сознания в область чувств.

А в памяти всплывают строки:

Ночь на Сан-Марко. Прохожий с мятым

Лицом, сравнимым во тьме со снятым

С безымянного пальца кольцом, грызя

Ноготь, смотрит, объят покоем,

В то никуда, задержаться в коем мысли можно,  

Зрачку нельзя.

Дальше — район Кастелло. Церковь Санта-Мария Формоза почти закрывает своими формами вход на площадь, с которой идёт в глубину квартала длинная улица Calle Lunga Santa Maria Formosa. Идите по ней и внимательно смотрите направо. Где-то в середине улицы (дом номер 6225) будет узкая дверь с вывеской над ней. На вывеске нарисовано нечто несуразно-агрессивное, а под изображением надпись «Al Mascaron». Это одна из любимых харчевен Бродского. Не дешёвая, но и не слишком дорогая. Здесь подают какие-то особые бутерброды, их поэт очень любил.

Потом, дальше по той же улице дойдёте до пересечения с Улицей Сан-Джованни и Паоло. Поверните налево, дойдите до одноимённой базилики (на венецианском диалекте церковь называют Сан-Дзаниполо), зайдите в базилику, посмотрите на тамошние красоты и каменные шедевры рук человеческих.




Потом можете спокойно побродить по площади рядом с собором, посидеть в одном из кафе или присесть на камни ступеней к каналу. Вам будет о чём подумать. Эта площадь — ещё одно любимое место Иосифа Бродского. От неё совсем недалеко до Фондаменте Нове.

От Дзаниполо поверните направо по неширокому каналу и идите в сторону лагуны. Там Фондаменте Нове и откроется во всей своей красе и шири. Поэт любил здесь гулять. Набережная эта длинная. Вы можете пройти налево, до поворота к Санта-Мария Ассунта о Джезуити, или направо, тогда вы дойдёте от Оспедале до стены Арсенала. Но куда бы вы ни пошли, всюду за вами будут смотреть стены острова Сан-Микеле. Острову Сан-Микеле я посвятил отдельную статью. Здесь же упомяну его немного позже, там будет и ссылка.

«Бродских» мест в Венеции много. Это и палаццо Марчелло на Канале Гранде, где он любил останавливаться в последние годы, и отель «Лондон» на Рива дельи Скьявони, где он останавливался как-то, и остров Джудекка, где тихо и спокойно, где много воды со всех сторон. Любое кафе на любой большой набережной, у большой воды, могло поить поэта кофе и граппой. Он сидел за столиком, дымя сигаретой и глядя на воду.

Обязательно упомяну факт, что И. А. Бродский в течение 17 лет приезжал в Венецию исключительно зимой, под Рождество. Летом он здесь ни разу не был. По его собственному признанию, он не переносил жары и «выхлопа подмышек». Зимой же здесь было нежарко, туманно, безлюдно и, наверное, как-то особенно «ленинградно». Объединяло для него в этих двух городах то, что оба города, оба прекрасных, фантастической судьбы города, возникли не благодаря, а вопреки. Возникли там, где в принципе не должны были жить люди. Но они выросли, вознесли стены своих дворцов, прославились, испытали время не забвения, но прозябания. Оба побывали в статусе столицы: один был столицей империи, второй столицей Светлейшей республики. Один остался помпезным, огромным, иной раз холодным в своей роскоши, второй стал провинциален в хорошем смысле. Сюда возвращаешься, как к себе домой. Но это в случае возвращения. Причём, неоднократного. О провинциальности Венеции Бродский писал именно с позиции возвращения домой. И я его чувство разделяю, поскольку сам испытал его.

Завершу наш поход по местам Бродского островом Сан-Микеле. Это кладбище. Там покоится прах нашего чудесного поэта. Вход туда свободный. В протестантской части кладбища, где лежит Бродский, почти не бывает народа. По крайней мере, я там ни разу никого не заставал, хотя приезжаю к этой могиле ежегодно в течение пяти лет. Может быть, совпадение. Не знаю. Но именно Сан-Микеле стал Васильевским островом для Иосифа Александровича. Как туда добраться, вы прочтёте в статье о Сан-Микеле. Там же написано, как отыскать могилу Иосифа Бродского.

Наше небольшое путешествие по Венеции Бродского всего лишь обозначило места, с ним связанные. Важно не просто пройти по ним, но увидеть за открывшейся взгляду картинкой исходное её событие, за абрисом — полную фигуру, живую и полнокровную.

Почтовая_марка_с_портретом_И.А._Бродского._2015_год

Почтовая марка с портретом И.А. Бродского. 2015 год

Чего я вам и желаю. Начитайтесь итальянской лирики Бродского, и в путь!

Сергей Махлов

Чем больше сделаешь сегодня, тем больше завтра исправлять.

Комментариев нет

Пока без комментариев

Вы можете быть первым кто прокоментирует эту запись!